fito.of.by
ВСЁ для растений - производство и оптовая торговля

Вереск обыкновенный – Верас звычайны – Calluna vulgaris


Вереск обыкновенный, Верас звычайны, Calluna vulgaris

Вереск обыкновенный – Верас звычайны – Calluna vulgaris

Вересковые - Ericaceae

Здесь вереск цвел, гуденье пчел Стояло над просторами… Р. Бернс

Вереск – вечнозеленый сухолюбивый кустарник, для которого привычны два типа местообитания: сухие песчаные почвы и торфяные болота. Феномен произрастания ксерофита на влажной земле обычно объясняется сильным испарением и сопутствующим охлаждением. А из холодной влажной почвы растение извлекает не больше воды, чем из сухой – явление, известное как физиологическая сухость. В Белоруссии с черноземами беда, а пески и болота в избытке, и это обеспечивает широкую распространенность у нас вереска и образование им обширных зарослей – верещатников. Ареал у вида вообще огромный, растет по всей Европе, в Западной и Восточной Сибири, отчасти заходит в Африку. Под зарослями вереска образуется тонкий слой кислой специфической почвы: темно-серой, смешанной с белым песком, рыхлой, легкой и бедной азотом, калием и фосфором. Она носит название вересковой земли и используется в цветоводстве в качестве садового грунта или его компонента для культуры рододендронов (азалий в том числе), камелий, орхидей и др.

Кустарник достигает 70 см высоты, сильно ветвится, стебли и ветви густо одеты крошечными сидячими листочками почти трехгранной формы. Напоминающие не то иголки хвойных, не то чешуйки, они сводят испарение воды к минимуму. "Старческим" назвала вереск Цветаева – он никогда не выглядит свежим и юным, старые листья замещаются новыми постепенно; что называется, зимой и летом одним цветом. Полегающие ветви укореняются. Цветки мелкие, колокольчатые, розово-лилового цвета разной степени насыщенности, образуют многоцветковое кистевидное соцветие. Цветет растение уже на излете лета, со второй его половины. Вереск дал имя первому осеннему месяцу в белорусском, украинском, польском языках: верасень, вересень, wrzesien. Все еще обильно играющий лиловым колером отцветающих цветков, расстилающийся пышными зарослями, вереск один из самых заметных обитателей раннеосенних пространств. Растение – поздний медонос, в большом количестве выделяет нектар, но вересковый мед терпок и горек, цвет имеет темный. Опылителями выступают также мухи и бабочки.

Научной медициной признан довольно широкий позитивный спектр действия травы и цветков вереска. Как антисептическое и противовоспалительное применяется при заболеваниях почек и мочевого пузыря (в т.ч. почечнокаменной болезни), как вяжущее при энтероколите, при нервном возбуждении как успокаивающее и легкое снотворное, при бронхите как отхаркивающее. Входит в состав желудочного и успокоительного сборов. Фармакологией ряда стран Западной Европы употребляется живее, нежели у нас и в России. Показания к применению в народной медицине в основном те же, можно еще упомянуть об обработке отваром травы или порошком цветков ран, язв, ожогов. Настой травы применяют при подагре и ревматизме. Используется в гомеопатии.

Растение содержит дубильные вещества и желтый краситель. Цветки вереска – суррогат чая, цветками и ветками можно обогатить вкус настоек, наливок, вин. Приведем рецепт верескового сиропа: 20 г свежих цветков вереска залить 2 стаканами кипятка, оставить на 24 часа, процедить. Настой соединить с сахарным сиропом (500 г сахара на 2 стакана воды), довести до кипения – продукт готов. Флористы используют вереск в сухих букетах.

В роде Calluna всего один вид, здесь и описываемый, но к нему близок другой род вересковых – Erica, с несколькими видами. Они все обитатели приатлантической Европы и исчезают из флоры по мере нарастания континентальности климата, так что у нас виды Erica встречаются только как садовые формы. Я упоминаю о них потому, что их внешний облик весьма схож с обликом Callun’ы и лишь ботаник или завзятый садовод назовет их не русским вереск, а иностранным эрика; их ландшафтные ассоциации также носят название верещатников и весьма схожи издали на заросли нашего вереска; они также нетребовательны к составам почв. (На самом деле каприз один у них – высокая кислотность, а так они с удовольствием росли бы на перегнойных землях, кабы не вытеснялись другими видами растительности. Можно сказать – интеллигенты, кулачные бои противны их природе, без брани уходят верески на почвы, на которые мало кто позарится). А главным образом я пишу об этих тем не менее разных родах потому, что у них общая литературная судьба.

Вереск обыкновенный, Верас звычайны, Calluna vulgaris

Вереск можно смело отнести к трансъевропейскому литературному персонажу. Нет сомнения, что по частоте употребления в художественных текстах вереску не составит конкуренции ни один другой дикий цветок. Вряд ли можно назвать однозначный резон пристрастия европейских писателей к вереску. Может быть, причина кроется в широкой распространённости растения на континенте – на побережье и в глуби, и, следовательно, коротком знакомстве с ним писателей и читателей даже далеких от ботаники. Или в создании им характерных пейзажей, которые не спутаешь ни с чем и которые легко возникают в воображении читателей. Вереск стелется по острову Монте-Кристо у А. Дюма, вереск шелестит в романе К. Гамсуна "Пан" и драматической поэме Г. Ибсена "Пер Гюнт", вересковые заросли сопровождают несущуюся по Руси бричку Чичикова, запряженную птицей-тройкой. Но приоритет по частоте упоминания держат мастера изящной прозы Великобритании. Кустарник фигурирует уже в фольклоре: так, в ирландской сказке маленький эльф лепрекон говорит, что варить пиво из вереска их научили жившие прежде на острове датчане (попутно можно отметить сохранение в сказке памяти о волнах разных в этническом отношении переселенцев). Хмельному кельтскому напитку посвящена чудная патриотическая баллада Р.Л. Стивенсона "Вересковый мед" - с детства помню ее наизусть. Вереск будет найден и на страницах стихов Р. Бернса. А уж наличие вереска в канве повествования – едва ли не обязательный атрибут английского романа. На подстилке из вереска спит один из героев "Путешествия Хамфри Клинкера" Т. Смоллета: "…Такая постель не только мягка, но и упруга; к тому же вереск в пору цветения распространяет приятный аромат, который удивительно освежает и бодрит". Вереском окружено болото – эпицентр "Собаки Баскервилей" А. Конан-Дойля. Вересковая пустошь обступает Мызу Скворцов в "Грозовом перевале" Э. Бронте. Пробирается сквозь вересковые кущи Джен Эйр у Ш. Бронте. Вереском бредет кавалькада путников у Д. Фаулза в романе "Червь". Им же покрыты затейливые ландшафты Д. Р. Толкиена: "Хранители шагали по древней дороге, мощенной шестиугольными растрескавшимися плитами; трещины в плитах и стыки между ними поросли вереском и колючим терновником". В нашей литературе вереск анимирует берега Волотовой прорвы – еще одного знаменитого книжного болота - в "Дикой охоте короля Стаха" В. Короткевича. Это я перечисляю то, что удалось накопать сходу. А если дальше вчитаться? Материал для большой работы.

В "Магических растениях" Седира указывается, что по дыму вереска можно гадать – подробностей пока нет. На языке цветов вереск – символ одиночества.

Вот как растение представлено у Даля: верест, рыскун (кто ходил по вереску, поймет), подбрусничник, липица (по медоносным качествам или по содержанию смолы), ёрник (комментарий самого составителя словаря: "общее название дрянной кустистой поросли", слово это родственно "разорять"), воробьиная гречуха, багун. У белорусов – фонетические варианты, частью полонизированные: верус, веряс, вржос, вржост и барвінкі, из-за всегда зеленого убранства.

Название вереск этимологии не поддается в силу своей древности. За пределами славянских языков родственно лат. virsis, лит. viržỹs, ирл. froech, греч. ερείκη (ereike). В общем, можно сказать, что вереск выступает неким объединителем народов: литературным, лингвистическим и биогеографическим - в Норвегии, Средиземноморье и Сибири верещатники радуют глаз удивительной монотонностью пейзажей, островком стабильности в зыбком мире.

Родовое латинское имя происходит от греческого слова καλλΰνω (kallyno) "делать красивым, чистить", т.к. из вереска делали метлы. В ирландской сказке овечий пастырь попутно вяжет веники из вереска, подыскивая стебли подлиннее, для горожанок, которые не очень-то любят наклоняться – еще одна литературная аллюзия. C vulgaris все понятно – по распространенности вида.

Автор Ирина Тугай, специально для www.fito.of.by. ©
Любые ссылки на текстовые и фото материалы должны быть согласованы с автором. Использование материала в коммерческих целях запрещено.

<< Назад
RATING ALL.BY Белорусский рейтинг Цветочная Сеть России Каталог TUT.BY Яндекс цитирования