fito.of.by
ВСЁ для растений - производство и оптовая торговля

Кипрей узколистный (иван-чай, капорский чай, шалфей полевой) - Скрыпень вузкалісты - Chamaenerium angustifolium


Кипрей узколистный, иван-чай, капорский чай, шалфей полевой, Скрыпень вузкалісты, Chamaenerium angustifolium

Кипрей узколистный (иван-чай, капорский чай, шалфей полевой) - Скрыпень вузкалісты - Chamaenerium angustifolium

Кипрейные - Onagraceae

Чуть зацветёт иван-чай, - С этого самого цвета Раннее лето, прощай, Здравствуй, полдневное лето.
А. Твардовский

Имеющий широкую популярность травянистый многолетник, изобильно произрастающий на вырубках и прогалинах лесов на богатых азотом почвах. Стебель до 150 см высотой, простой или слаборазветвленный, с очередными сидячими (или на очень коротких черешках) ланцетными листьями. Цветки довольно крупные, пурпурово-розовые (при высушивании синеющие), собраны в длинную рыхлую кисть. Цветение длится с середины июня до середины августа. Одиночное растение не слишком впечатляет вблизи, но заросли иван-чая – зрелище просто завораживающее. Словно напоминание о лесных пожарах, после которых кипрей одним из первых принимается зализывать нанесенные лесной растительности раны, поселяясь на черных гарях. Семена заключены в довольно длинную голую коробочку и снабжены пушистыми хохолками, использовавшимися для набивания подушек (не потому ли одним из белорусских названий был "залётнік"?). Семена имеют невысокую всхожесть и совершенно неконкурентноспособны – ростки забивает любая трава. В Великобритании кипрей долго не был известен. Но во время Второй мировой войны он, не встречая соперничества, поселился на местах бомбежек и разрушений. Поэтому там его называют военной или вороночной травой. Из стеблей делали веревки, отчего кипрей носил также названия дикая конопля, дикий лен. Были попытки изготовления ткани из пушистых придатков семян, но дальше них дело не пошло.

Используется научной медициной при гастритах и язвенной болезни желудка, с теми же целями в народной медицине и кроме того при эпилепсии, лихорадке, кровотечениях. Тем не менее кипрей считается потенциально токсичным и в соответствии с новейшими исследованиями исключен из списка лекарственных трав многих европейских государств.

Кипрей – один из лучших лесных медоносов, до полутонны меда с гектара (В. Астафьев: "Залезет, бывало, мальчик в кипрей мячик искать… – так после хоть облизывай его – весь в меду"). Для творческого кулинара он представляет определенную ценность как пищевое растение – молодые побеги и листья годятся для салатов и супов, свежие корни можно запекать или же высушивать и молоть в муку. Для убедительности стоит привести пару рецептов ("Кухня народов России"). Салат: 50 – 100 г молодых побегов с листьями опустить в кипяток на 1-2 мин и нашинковать. Добавить измельченный зеленый лук, 2 ст. л. тертого хрена и соль. Заправить сметаной и лимонным соком. Или еще салат: 60 г молодых побегов, немного свербиги или другой дикой зелени с пряным вкусом, щавель, 1 яйцо, томатный соус острый. Нашинковать, посолить – готово. А вот суповая заправка впрок: свежую зелень иван-чая, щавеля, медуницы мелко нарезать, перетереть с солью, сложить в банку, хранить в холодильнике. Поджаренные и размолотые корни – один из суррогатов кофе. В семенах растения до 45 % масла, о пригодности которого для человеческих нужд ничего не известно.

Название "капорский чай" связано с селом Копорье под Петербургом, где траву растения сушили и подмешивали к китайскому чаю, получая таким образом новый ароматный и удешевленный напиток. Отсюда же вторая часть в названии иван-чай. Первую часть можно объяснять несколькими причинами: например тем, что листья у кипрея напоминают листья ивы. Или тем, что в отличие от завозного аристократического чая, русские травяные горячие напитки, в состав которых часто входил кипрей, были дешевы или вовсе бесплатны, т.е. "иванов чай", чай для крестьянина. О том, какой популярностью пользовался суррогат чая, отчасти свидетельствует гулявшая по Руси поговорка "Капорское крошево и кисло, и дешево", а также то, что жителей Копорья вообще называли крошевники.

В 1989 году в журнале "Наука и жизнь" за подписью В. Одинцова была опубликована статья "Забытый напиток", в которой был доступно изложен алгоритм приготовления копорского чая. Набранные во время массового цветения кипрея листья (собирать их не составляет проблем – просто ошмыгивать олиственный стебель одним движением руки сверху вниз) в течение суток завяливают – рассыпают слоем не толще 5 см и периодически ворошат, чтобы не допустить пересыхания зелени, расположенной по бокам и сверху. По истечении срока листья довольно сильно скручивают между ладонями в небольшие колбаски величиной с полсосиски. Крученые листья должны потемнеть от выступившего сока. Далее следует ферментация: зеленые колбаски укладывают в лотки, укрывают влажной тканью и дают созреть в течение 6-12 часов, поддерживая температуру в 24-27 градусов. За это время листья "созревают", а присущий им травянистый запах самым замечательным образом меняется на цветочный. Изменение запаха служит сигналом окончания ферментации. Последний этап – резка и сушка. Ферментированные листья мелко нарезают, расстилают на застеленных бумагой для выпекания ("пергаментом") противнях и сушат при температуре 100 градусов около часа, периодически проверяя готовность на ощупь. "Хорошо просушенный чай имеет цвет настоящего черного чая, насыщенный и более крепкий чем у него аромат, чаинки при сдавливании ломаются, но не рассыпаются в труху". Достигший этой кондиции чай доводят при уменьшенной температуре и увеличенной тяге еще некоторое время. Автор статьи рекомендовал дать копорскому чаю не менее месяца на дозревание (в плотно укупоренных емкостях) для достижения максимальной насыщенности, и уверял, что при дальнейшем хранении он, как и настоящий чай, свои вкусовые качества только улучшает. Традиционно копорский чай подмешивали к черному байховому; в статье была предложена оптимальная, на взгляд автора, пропорция: 60% копорского, 40% черного.

Руководствуясь этим текстом, летом мы воспроизвели всю последовательность операций и в самом деле получили прекрасный напиток, весьма похожий на чай. Травяные чаи с кипреем узколистным сейчас можно встретить также в продаже.

Марк Шагал. Интерьер с букетом иван-чая. Около 1918

Любопытное наблюдение: кипрей иван-чай и дербенник плакун-трава даже не родственники, находятся в разных семействах, но общего в облике – рост, узкие листья, ярко-розовые соцветия – достаточно для их сближения в народном сознании, далекие от ботаники люди их вовсе путают, а в словаре Даля оба растения совпадают и именами: иван-чай – скрыпий, или скрипун, а плакун-трава водяной скрыпий/скрипун (название мне непонятно: ничем они как будто не скрипят). Но самое поразительное, что обе далекие друг от друга в видовом отношении травы питают одну и ту же бабочку, их листва служит пищей для гусениц редкого в Белоруссии бражника прозерпины Proserpinus proserpina, охраняемого Красной книгой.

Кипрей часто встречается на картинах художников, довольно обычен в художественных текстах при описании красот природы. Сам Б. Гребенщиков вдохновился его цветением - в альбоме "Равноденствие" замечена песня "Иван-чай".

Родовое русское название растения выводится либо из греч. κυπριος "кипрский", либо, что более вероятно, из "кипеть" - по буйному цветению. Кипеть может также обозначать "пахнуть". Латинское название рода из греч. χαμαι "на земле, низко" и νηριον "олеандр", т.е. "низкий олеандр", по внешнему сходству растений. Angustifolius - "узколистный".

Автор Ирина Тугай, специально для www.fito.of.by. ©
Любые ссылки на текстовые и фото материалы должны быть согласованы с автором. Использование материала в коммерческих целях запрещено.

<< Назад
RATING ALL.BY Белорусский рейтинг Цветочная Сеть России Каталог TUT.BY Яндекс цитирования